Category: литература

Восстановлено

Памяти жертв сталинских репрессий

Николай Заболоцкий написал стихотворение «Лесное озеро» в 1938 году, при этапировании в лагерь, находясь в товарном вагоне, где не было даже воды. Заключённые протягивали руки сквозь решётки к сосулькам под крышей вагона, и откусывали от этих сосулек маленькие кусочки — это было их единственное спасение от смерти.

ЛЕСНОЕ ОЗЕРО


Опять мне блеснула, окована сном,
Хрустальная чаша во мраке лесном.

Сквозь битвы деревьев и волчьи сраженья,
Где пьют насекомые сок из растенья,
Где буйствуют стебли и стонут цветы,
Где хищными тварями правит природа,
Пробрался к тебе я и замер у входа,
Раздвинув руками сухие кусты.
В венце из кувшинок, в уборе осок,
В сухом ожерелье растительных дудок
Лежал целомудренной влаги кусок,
Убежище рыб и пристанище уток.
Но странно, как тихо и важно кругом!
Откуда в трущобах такое величье?
Зачем не беснуется полчище птичье,
Но спит, убаюкано сладостным сном?
Один лишь кулик на судьбу негодует
И в дудку растенья бессмысленно дует.

И озеро в тихом вечернем огне
Лежит в глубине, неподвижно сияя,
И сосны, как свечи, стоят в вышине,
Смыкаясь рядами от края до края.
Бездонная чаша прозрачной воды
Сияла и мыслила мыслью отдельной,
Так око больного в тоске беспредельной
При первом сиянье вечерней звезды,
Уже не сочувствуя телу больному,
Горит, устремленное к небу ночному.
И толпы животных и диких зверей,
Просунув сквозь елки рогатые лица,
К источнику правды, к купели своей
Склонились воды животворной напиться.

Николай Заболоцкий

1938

Восстановлено

Иосиф Бродский

Проснулся я, и нет руки,

   а было пальцев пять.

   В моих глазах пошли круги,

   и я заснул опять.

   Проснулся я, и нет второй.

   Опасно долго спать.

   Но Бог шепнул: глаза закрой,

   и я заснул опять.

   Проснулся я, и нету ног,

   бежит на грудь слеза.

   Проснулся я: несут венок,

   и я закрыл глаза.

   Проснулся я, а я исчез,

   совсем исчез - и вот

   в свою постель смотрю с небес:

   лежит один живот.

   Проснулся я, а я - в раю,

   при мне - душа одна.

   И я из тучки вниз смотрю,

   а там давно война.


Иосиф Бродский
Восстановлено

Я знал

Я знал, что будут ночи гулкими,
промерзшими, как Рождество,
любовь скользнет меж переулками,
похожая на воровство,


что над изломанною жестами
беседой в доме книголюба
взметнется птичье имя женщины,
впотьмах сорвавшееся с клюва,


что в этом городе,
на дне
подъезда, где шаманят стены,
безликой фреской на стене
соединятся наши тени.


ЕФИМ Бершин
Восстановлено

Николай Гоголь. Тайна памятника

Оригинал взят у andrei_naliotov в Николай Гоголь. Тайна памятника

Мой Гоголь

Фото и репортаж: Андрей Налётов

Гоголь на Никитском бульваре – самый гениальный памятник в Москве. Николай Андреев создал скульптурный портрет, по уровню художественности достойный самого Николая Гоголя.

Этот памятник имеет свою тайну. В нём воплощены не только четыре стороны творчества Гоголя в четырёх барельефах по сторонам постамента, но и – четыре портрета самого Гоголя.

IMG_6101.JPG


Андреевский Гоголь в одной этой скульптуре – разный.

С левой стороны памятника, там, где на барельефе изображены персонажи «Вечеров на хуторе…» и «Миргорода», Гоголь – улыбается. Его улыбка чуть саркастична, он как будто свысока поглядывает на персонажей своих украинских повестей, этих приземлённых, нелепых людей, в соприкосновении с которыми поэзия загадочного романтизма разбивается о материалистический быт.

Collapse )

Левая сторона памятника. Гоголь – улыбается:
IMG_6096.JPG

Мы смотрим на Гоголя в фас. На барельефе – герои «Ревизора», первой абсурдистской пьесы. До открытий театра абсурда Ионеско и Беккета ещё сто лет. И персонажи Гоголя всё-таки слишком живые, они слишком тесно связаны с той жизнью, которая окружает Гоголя. И тем не менее – это абсурд. И эту жизнь Гоголь уже не понимает. Его лицо на памятнике изменилось. На лице Гоголя застыло недоумение.

Collapse )

Лицо Гоголя - отстранённое недоумение:


Обходим памятник против часовой стрелки – мёртвые души на барельефе. Несчастный Гоголь хотел их реанимировать, воскресить в продолжении задуманной эпической поэмы. Но в первом томе он показал их такими, какими их увидел – мёртвыми душами (и, добавим, такими точно, какими и мы видим их вокруг себя – от съездов с механически поднятыми руками «за» и улюлюкающей кремлёвской гопоты до равнодушных обывателей – все трагедии этой страны создаются ими, их животным цинизмом, их растительным равнодушием). Воскресение мёртвых душ Гоголю не удалось – они победили его. Он пришёл в тупик.

Лицо Гоголя над барельефом «Мёртвых душ» - это посмертная маска. Автор ещё жив, но жизнь уже закончена.

Collapse )

Лицо Гоголя – мёртвая посмертная маска.
IMG_6090.JPG

Мы обходим памятник, на барельефе – персонажи «Петербургских повестей». Стиль и форма вытеснили автора. Язык возобладал над реальностью. Осталась одна безнадёжность. Этим повестям будут рады модернисты двадцатого века, Андрей Белый будет старательно убивать реальность гоголевским языком петербургских повестей.

Collapse )



Мы поднимаем глаза: над нами высится холодный гранит Петербурга и бронзовая шинель. Автора нет.

Collapse )




Восстановлено

Наталья Горбаневская. Светлая память

Сегодня 9 дней со дня окончания земной жизни удивительно светлой Натальи Горбаневской. Сегодня она мне снилась, обыденно и просто: доброе лицо, улыбка, какие-то добрые слова, тёплый взгляд. Проснувшись, я пошёл в церковь - помянул в записке верного Божия друга Наталью Горбаневскую. Последний раз я виделся с ней на концерте "За вашу и нашу свободу" 27 августа 2013, я фотографировал за кулисами, Наталья Евгеньевна взглянула на меня, улыбнулась: "Здравствуйте, Андрей"... Совсем недавно, листая нелегальный сборник польской "Солидарности" начала 1980-х, я с удивлением обнаружил, что многое там переводила Наталья Горбаневская, и я подумал, что хорошо бы показать ей при встрече эту раритетную книжку, поговорить о том, как с Польши началось падение коммунизма... Уже не придётся... Наталья Горбаневская - борец со злом, она на самом деле ни с кем не боролась, она побеждала зло своей любовью и состраданием. Царствие Небесное ей. Мне кажется, она уже сейчас стоит перед Богом и молится о всех нас. До встречи!

Поэтический вечер Натальи Горбаневской в Москве, август 2009 года
Оригинал эдесь: http://andrei-naliotov.livejournal.com/79291.html

О том, что поэтический вечер Натальи Горбаневской состоится 9 августа (2009 г.) в клубе "Улица ОГИ" на Петровке, я читал в блоге самой Натальи Евгеньевны  ng68. И, конечно, с друзьями обменялись иформацией, сказали друг другу:  "Надо пойти". Прошла неделя, всё как-то стёрлось из памяти, забылось число...
Но не обошлось без маленького чуда - в тот самый день, 9 августа, после воскресной службы выходим из храма Космы и Дамиана и тут же, на автобусной остановке, видим Наталью Евгеньевну Горбаневскую. Подошли, поговорили, и Наталья Евгеньевна сама напомнила: "Придёте сегодня на вечер?" Вот так - значит, очень нужно было, чтобы мы пришли.
И вот воскресный вечер 9 августа, Наталья Горбаневская читает свои стихи, и постепенно, как-то неторопливо и неуклонно нарастает мощная энергетика свободы и добра.
Половина пришедших на вечер оказались моими знакомыми и друзьями - гражданские активисты, политологи, прихожане храма Космы и Дамиана...


Концерт "За вашу и нашу свободу" 27 августа 2013: http://andrei-naliotov.livejournal.com/156619.html
Восстановлено

Год без Зои Маслениковой

Зоя Афанасьевна Масленикова.
День памяти - 9 февраля (+2008)


Зоя Масленикова, о.Александр Мень во дворе храма Сретения Господня в Новой Деревне. 27 июня 1988 г. Фото: Андрей Лихачёв (из архива З.А. Маслениковой).

«Она была убеждена, что человек должен за жизнь раскрыть всё, что в нём заложено, и сама перепробовала множество путей – переводчик, скульптор, редактор, поэт, преподаватель, писатель.
Ей везло на знакомства с масштабными людьми, у них с ней было много общего. Она была хорошим собеседником, обладала даром творческого диалога – легко подхватывала любую мысль и развивала дальше.

Встречи и разговоры превратились впоследствии в книги. Беседы с Пастернаком – в книгу «Портрет Бориса Пастернака», знакомство с литовским священником о. Станиславом Добровольским – в малоизвестную, к сожалению, книгу «Литовский семисвечник», сотрудничество с отцом Александром – в «Жизнь отца Александра Меня», дружба с французским военнопленным Эженом Сент-Эвом, с которым Господь снова свёл её через 50 лет разлуки – в «Маленький французский оазис».

Самой главной своей книгой она считала «Дух дышит, где хочет», созданную на основе её духовных дневников. Придя к вере, она нашла идеального Учителя и Собеседника – Бога». Из воспоминаний Дарьи Маслениковой (http://andrei-naliotov.livejournal.com/12610.html).

Зоя Масленикова. Стихи 

 Взрыв

 

Я перестала возражать –

последний признак несогласья.

Безмолвье, немота, безгласье –

отказ мне мир воображать

с моим неправедным народом,

внеисторическим уродом.

Здесь стыдно и детей рожать,

не то что мненье выражать.

 

Я принимаю мирозданье,

согласная с его Творцом,

но бьёт в историю торцом

бревно с бессмысленным лицом –

её бастардное созданье.

 

А материнское дворянство –

не гордость, а немой укор,

который я ношу с упрямством,

как несмываемый позор.

 

Метисом, турком быть иль греком,

но лишь не недочеловеком

по кличке русский патриот –

вот мой расчёт с двадцатым веком,

в котором жизнь заключена,

в стране, где я заточена,

и некому представить счёт,

как нежели самой себе
да незадачливой судьбе.

7 августа 1994

 

Отец Александр Мень
 

Отмеченность в России не прощают,

крестом отмеченность или пером.

Великим быть в России запрещают

свинцовой пулей или топором.

 

Что ж говорить про избранность еврея?

Талант и святость к нападенью знак.

Убить и опорочить поскорее,

ату вас, Осип, Мень и Пастернак!

 

Пророка нет в отечестве? Да что вы?

Но чья же кровь у Лавры на земле?

А мы тысячелетье не готовы

увидеть Свет – и тычемся во тьме.

 

Февраль 1995

 

 

Collapse )

 

Восстановлено

Владимир Куковякин

Владимир Александрович Куковякин
(7 февраля 1952 - 30 октября 2008)

Сегодня девять дней.
Упокой, Господи, душу Владимира Александровича, прими его в Царствие Своё Небесное.


Поэт и журналист Владимир Куковякин жил в Ялте. Вот его стихи:

С этим веком я сжился и свыкся, и стараюсь не думать о том, что от дальнего берега Стикса потянуло уже холодком.

И пока не успел он сгуститься, не плеснуло во мраке весло, жив я вами, деревья и птицы, да тобою, мое ремесло.

У природы хватает загадок, чтоб их вечно разгадывать нам, удивляясь дождям и закатам, листопадам и белым снегам.

То дожди по проталинам лупят, то прохладою дышат поля...

Безраздельной любовью нас любят это небо и эта земля.

С ними вместе не может быть плохо.

С ними участь любая легка...

Мир прекрасен от первого вздоха до последнего в жизни глотка.

 

 

Взгляд к небу

Я вышел в полуночный сад, почти что недоступный глазу,

 и равнодушный снегопад вокруг меня сомкнулся сразу.

Обледеневшее крыльцо за дом испуганно держалось,

 и стужи белое кольцо над ним гудело и сужалось.

И в этой вьюге колдовской, смешавшей звездные начала, с какой-то дикою тоской над садом птица прокричала.

О чем?

Да мало ли о чем она другим сказать хотела...

И боль невидимым лучом сквозь темень снежную летела.

Метель все яростней мела, дышала холодом суровым, и тень от птичьего крыла перетекала по сугробам.

К ветле застывшей прислонясь, в мгновения скупые эти я ощутил и понял связь с любой былинкой на планете. И позже, возвратившись в дом, я все в окно глядел украдкой и долго думал об одном, неясной мучаясь догадкой, что мы с природою вдвоем необходимы звездным высям, что друг для друга мы живём и друг от друга мы зависим.

И слишком крохотна цена, чтоб с горькой думой расплатиться — простая горсточка пшена и чувство кровного единства.

Его теперь не отсудить, годам летящим не разрушить...

Я научился говорить, теперь пора учиться слушать.

 

***

 

Мы от добра добра не ищем, горды успехами в судьбе, но так легко остаться нищим, заботясь только о себе.

Мы друг от друга чувства прячем, мы независимы весьма, так почему же ночью плачем над строчкой старого письма?

Удача нам дается в руки, наш дом заполнен и обжит, так почему же голос в трубке никем не понятый дрожит?

Пока житейский круг не сужен, хотим мы или не хотим, любой из нас кому-то нужен, как этот мир, необходим!

Неразрешенные вопросы без нас не будут решены.

И чей-то крик, и чьи-то слезы от наших слов отражены.

Из-за кладбищенской ограды не виден лаковый уют.

Добро не требует награды.

Любовь взаймы не выдают.

Спешите ими поделиться, не оставляйте про запас, иначе звезды, лес и птицы однажды разгадают нас.

Не зная выгоды и моды, они нам верят до сих пор.

Есть в бескорыстии природы и состраданье, и укор.

Добром Вселенная богата, хоть редко замечаем мы и милосердие заката, и откровение зимы.

Пока рассвет в окно стучится, пока с природой мы в ладу, спешите щедрости учиться у каждой яблони в саду.
Опубликованы в газете «Ялтинский курьер», №5, 2007 г.

О нём напомнила в своём журнале zan-off, здесь ещё его стихи:
http://zan-off.livejournal.com/65757.html#cutid1